24.08.2019, 11:43




 
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | Вход | Выход

Меню

АРХИВ

Статистика

Главная » 2015 » Декабрь » 17 » «Так это было на самом деле»
11:26
«Так это было на самом деле»

«Так это было на самом деле»

Эту фразу Юрий Васильевич Иванов, «старый» директор Рефтинской ГРЭС, несколько раз произносил за время нашего двухчасового интервью. Человек, интересующийся не только энергетикой, но и судьбами людей, он первый начал задавать вопросы, в том числе и о том, как я себя чувствую на Рефтинской ГРЭС, нравится ли она мне. Откровенно об истории родного края, об энергетиках и о том далеком Советском прошлом в воспоминаниях Юрия Васильевича.

- Расскажите о том, как Вы пришли на Рефтинскую ГРЭС и как менялась стация, поселок на Ваших глазах?

- На Рефтинскую ГРЭС я пришел в 60-х годах, когда станции еще не было. Жил я тогда в Свердловске, ремонтировал все станции и когда здесь, в Рефтинском, начала строиться электростанция я участвовал в ее проектировании, комплектовал ремонтный персонал, занимался организацией ремонтного дела, то есть организацией мастерских, оборудования. А в 1973 году меня назначили директором этой станции, изменилась просто моя роль на предприятии. Как менялась станция… Она была построена руками строителей и монтажников, но не просто на моих глазах, а с моим непосредственным  участием.

А вот по поселку иначе: если я поселком раньше не занимался до назначения директором, то в 1973 году, поскольку заказчиком и строителем Рефтинского была станция, я стал ответственным и за ее строительство.

- Как вообще раньше жили энергетики: как проходили мероприятия, какие были отношения в коллективе, какими были сами люди?

- Для энергетиков Рефтинской ГРЭС в Советское время жизнь и работа – это одно и то же понятие. Люди здесь много работали и были особенными. Почему? Вот Вы обратите внимание, 3 июля 1963 года приехала компания из примерно 15 человек. А откуда они взялись? Когда в Управление Яйвинской ГРЭС в Пермской области пришло указание начать строительство Рефтинской ГРЭС в Свердловской области, тогда начальник стройки спросил у своего персонала: «Друзья мои, вот здесь кончается стройка, а там начинается, кто поедет?». Кто поднял руки – тот и поехал. В Яйве у них были семьи, квартиры и заработок, они были немолодые, квалифицированные, они могли спокойно доживать свою жизнь. Но люди  приехали сюда на пустое, но совсем не спокойное  место. Казалось бы, они от этого ничего не выиграли, но с радостью сюда поехали, потому что считали большой удачей поехать на новую стройку. Они были жадными на работу и умели делать все: работать лопатой, могли взять в руки топор, могли сесть за руль любой машины или рычаги трактора, они не спрашивали, что делать – они сами это видели и делали. Такое отношение к труду распространялась на всех приезжающих жителей поселка, особенно на молодежь.

          Представьте, молодой парень или девушка, только окончили школу – им нужно приобрести какую-то специальность, найти работу, создать семью. Они искали эти возможности на новых стройках и охотно ехали туда, потому что там обязательно можно было получить профессию, было много работы,  строилось жилье и решались все бытовые вопросы. В поселке вместе с его строительством создавались много семей и рождалось много детей. В моей книге есть фотография: стоит огромный пятиэтажный дом, еще деревьями не обсаженная территория, лето, по дорожке гуляет группа семейных пар. Вот счастье, которое приобрела молодежь! Первые десятилетия существования поселок был молодежным, и детей было очень много.

    Жители радовались результатам своего труда и утром они просыпались с желанием поскорее бежать на работу, не из страха опоздать и нарушить дисциплину, а чтобы скорее делать то, что начали вчера. Они работали не по команде, а на себя, в силу своих личных убеждений, работали на совесть. Если говорить об отношениях в коллективе, то какие они могли быть, когда люди заняты работой? Это только со скуки можно ссориться и создавать дополнительные ненужные трудности..

Мероприятия в то время были разные, но часто проводились собрания. Например, в каждом коллективе ежегодно были заседания, на которых подводились итоги года, ставили задачи на будущий год. Хотя они и были довольно скучными и формальными, работники все равно приходили, получали информацию, сами выступали, советовались. Плохо, что сейчас таких мероприятий нет, потому что люди не имеют достаточно информации о том, чем живет предприятие, поселок, другие семьи. Сокращается общение, возобладают частные интересы.

Характеризуя такие мероприятия следует вспомнить такой случай: когда я приехал в поселок на постоянное место жительства, меня направили познакомиться с жителями. Около дома номер 8 по улице Гагарина в лесочке стоял ряд скамеек и небольшая сцена. Это был летний местный клуб. И вот я приехал и стою перед жителями, а мне задают вопросы: «А ты кто такой? Ты чего сюда приехал? За длинным рублем?». И на них надо было отвечать, и так, чтобы люди поняли, зачем ты действительно сюда приехал. Спрашивали ещё: «Вот в прошлом году нам не разрешили тут каток залить, потому что надо было две сосёнки вырубить. А ты нам позволишь катки заливать?». Я отвечаю: «Катки заливать, конечно, нужно. Но ни одной сосенки я вырубить не дам!». Несмотря на резкость, такие откровенные беседы были крайне нужны.

- Назовите несколько фамилий людей, которые, по Вашему мнению, внесли наибольший вклад в становление и развитие станции?

- Речь должна идти и о строителях, потому что они построили станцию, и об эксплуатационниках – они запустили и наладили ее работу. Сейчас эти фамилии особенно надо называть, потому что эти люди уходят из памяти нынешнего поколения. Первыми из эксплуатационников я бы назвал директора строящейся станции Алексея Владимировича Александрова и главного инженера Константина Николаевича Сапельникова. Они участвовали в проектировании, строительстве, монтаже предприятия, ревизии, наладке и пуске оборудования, в комплектации станции персоналом. В официальных документах значится, что, для успешной работы какой-то машины, ее достаточно построить, то есть поставить на фундамент, завернуть болты, подвести кабель, а эксплуатационнику остается только нажать кнопку, после чего машина будет работать. Но в жизни, хоть все и сделаешь – кнопку давишь, а машина не работает, потому что в процессе постройки допустили какие-то дефекты. Эксплуатационный персонал в процессе строительства существует для того, чтобы этого не произошло. Для выполнения этой задачи, подготовке электростанции к пуску, наладке ее работы, комплектации и обучения эксплуатационных кадров еще за два года до начала пусковых работ были подобраны опытные специалисты: Владимир Антонович Урбанович – начальник топливно-транспортного цеха, Георгий Ильич Бреус – он пускал первые блоки, Владимир Тимофеевич Леонов - начальник электроцеха, Владимир Яковлевич Симонов – пускал блоки КТЦ-2, Александр Федорович Палкин – отвечал за цех тепловой автоматики и измерени, Леонид Герасимович Грехов – первый главный инженер уже действующей станции, Владимир Павлович Фаустов – начальник цеха наладки, а потом руководитель производственно-технического отдела, Иван Николаевич Козиков – начальник ремонтного участка. К сожалению, из названных людей среди живых остался  только Владимир Антонович Урбанович. Эти люди подготовили станцию к пуску, пустили и наладили ее работу. Им мы обязаны успехам работы Рефтинской ГРЭС.

- С кем из известных людей Вам довелось пообщаться за то время, когда Вы были директором?

- Известный человек – это понятие относительное. Здесь я бы отметил очень скромных, но трудолюбивых людей.

     Это Анастасия Федоровна Булахова. Она начинала работать на Среднеуральской ГРЭС во время войны девчонкой, когда ей было 14 лет. Трудилась там кочегаром котла, а после войны переехала работать на Верхнтагильскую ГРЭС машинистом котла. Станция развивалась, строились новые блоки с более сложным оборудованием, на которое старый персонал не шел, потому что надо было обучаться. И вот эта женщина не испугалась и первая пошла на новые блоки. Ее наградили орденом Ленина, ей присвоили звание Героя социалистического труда, она стала депутатом Верховного Совета СССР. Удивительно, что эта простая женщина была в составе верховной власти страны. И один раз мне пришлось быть вместе с ней в командировке в Москве – она стала совсем другой: у нее появился вид очень стройной, строгой деловой женщины. Она научилась держаться с большим человеческим достоинством и в то же время выглядеть скромно. Когда мы шли к большому начальству, все вставали перед ней в струнку, и она вела беседу очень непринужденно, проявляя хорошие знания того вопроса, который решался при обсуждении. Анастасия Федоровна в обыденной жизни всегда остается очень скромным человеком.

 Другая женщина живет у нас в поселке – Валентина Ивановна Филякина. Она была мотористкой топливоподачи. Кто такая мотористка? Это женщина, одетая в робу, зимой в ватные штаны и телогрейку, в одной руке держит совковую лопату, в другой – шланг. 8 часов она работает с углем при отрицательных и положительных температурах, иногда перерабатывает до трех тонн угля за смену только лопатой. Сейчас Валентина Ивановна является полным кавалером ордена славы. Однажды мне потребовалось поехать на совещание на Ириклинскую ГРЭС в Оренбургской области. Там собирались энергетики всего Урала и попросили взять с собой рабочую женщину для выступления. Я выбрал Валентину Филякину, попросил ее подготовиться. Когда мы приехали, я поразился, что она стала видной женщиной. Наша мотористка вышла на трибуну выступать перед большими руководителями, она сказала хорошо безо всякой бумажки о жизни работников топливоподачи, о многих трудностях, о несправедливости системы оплаты труда работников топливоподач. Ее выступление оказалось очень доходчивым для присутствующих руководителей. и ей аплодировали. В перерыве заседания многие участники спрашивали меня действительно ли эта женщина работает мотористкой топливоподачи и сколько же на топливоподаче Рефтинской ГРЭС работает таких изумительных женщин.

         Таких людей, как А.Ф. Булахова и В.И.Филякина в поселке Рефтинском было и сейчас есть много, но они скромны и не награждены так высоко, потому что просто для всех наград не хватает. Очень многие наши люди достойны высоких наград.

- Вспомните какой-нибудь особый случай из Вашей жизни.

- Вот, например, дворец культуры. Во времена Хрущева было развито строительство жилья, до него люди жили в бараках. Чтобы обеспечить миллионы людей благоустроенным жильем, нужно было отказать в чем-то другом. Поэтому было категорически запрещено строить объекты культуры, спорта, образования, если нет специального разрешения Совета Министров.           В проекте поселка Рефтинского был заложен клуб на 500 мест. В 1968 году усилиями А.В. Александрова и И.М. Безотосного – начальника Управления "Рефтжилстрой" был заложен его фундамент, но приехал из Москвы большой начальник, увидел стройку, разругался: «Что вы делаете? Люди без квартир живут, а Вы себе клуб строите! Прекратить немедленно!» Стройка прекратилась. Однако людям нужен был этот клуб, настроение в обществе обострялось. Чтобы как-то выйти из положения, под клуб было переоборудовано здание автомобильного гаража, где и проводили различные мероприятия.

Но это совершенно не удовлетворяло потребности населения. Только в 1974 году я поехал в Москву за разрешением. Оказалось, что никакой проблемы и нет. Этот большой начальник, запретивший строительство клуба, просто не знал советские законы, а мы, дисциплинированные люди, восприняли как должное и прекратили строительство. Я приехал, и немедленно начали строить! Но узнали об этом банковские работники, которым было поручено контролирование расходования средств, прекратили нас финансировать и потребовали привлечь нас к ответственности.. Несколько месяцев было шаткое положение, но мы продолжали все равно строить. Жители поселка, предвидя успех, ликовали. Когда строительство клуба закончилось, приехали сотрудники «Стройбанка», посмотрели на дворец, зимний сад и извинились за устроенный скандал, но жители поселка несколько лет по их вине жили без клуба.

- Как Вы относитесь к современным модернизациям на станции?

- Положительно. Что характерно, когда станция ушла в ведение итальянцев, началась модернизация. К сожалению, обновление происходит только на электростанции, но по поселку делается мало. Поселку нужна не благотворительность, а нормальное финансирование, потому что люди, которые работают на станции, живут в этом поселке. Жаль, что сейчас ни электростанция, ни птицефабрика не финансируют развитие поселка.

- Как раньше отмечали День энергетика?

- В гараже. Там были расставлены стулья, сделана сцена и примитивная техника. А после, когда открыли Дворец культуры, мероприятия проводились совершенно иначе. В 1980 году отмечали окончание строительства станции совместно со Днем энергетика, десятилетием станции, 50-летием плана ГОЭРЛО. В тот день впервые мы приняли решении проводить такие торжественные общественные мероприятия  нестандартно. Людям приелись заорганизованные сухие заседания. Скучно это было, и мы ликвидировали многолетний чиновничий штамп подобных мероприятий, а именно убрали все доклады и президиум. Просто выходил ведущий и объявлял концертные номера, а между ними выходили руководители и поздравляли участников торжества. Это мы организовали, а разрешение у начальства не спросили. На нас обиделись, но с тех пор во дворце культуры докладов больше не было.

- Как к Вам пришла идея написать книгу?

- Вы знаете, не было такой идеи. Она возникла не у меня, а у первого главы администрации Михаила Андреевича Шантарина. Он заключил договор с писателем А.Б. Титовым, который должен был написать книгу по истории строительства поселка Рефтинского.. Поступила просьба к ветеранам написать воспоминания. Я это сделал. Но дальше работа прекратилась, и мне стало жалко сделанную работу, и  я решил издать книжку. «Очерки истории Рефтинской ГРЭС» вышли тиражом в 150 экземпляров. А дальше эта маленькая книжка выросла в большую - вот и все.

- Какие награды у Вас имеются?

- Много, но самой ценной я считаю медаль «За доблестный труд в честь 100-летия со дня рождения Ленина». Эта медаль должна висеть на пиджаках выше всех остальных. Есть также государственные награды, есть ордена, но они не такие значительные. Есть у меня значок «Заслуженный деятель энергетики РСФСР» - этот значок давал  право быть персональным пенсионером республиканского значения, то есть получать повышенную пенсию. Но это право было отменено, Еще у меня 4 медали с Выставок достижений народного хозяйства, юбилейные значки плана ГОЭЛРО, которыми я горжусь.

- Несмотря на немалый возраст, Вы до сих пор активно посещаете мероприятия.

- Это нормальная жизнь каждого человека. Чем больше мероприятий – тем лучше.

- Вас называют «старым» директором Рефтинской ГРЭС. Некоторые жители думают, что Вам это может быть обидным. Развейте миф.

- Меня возмущает, что некоторые люди считают название старый человек каким-то унизительным. Нет, старый человек – это почетное название! Старики всегда в почете. Почему меня называют «старым» директором? Вероятно, потому, что кроме меня есть новые молодые и сильные директоры, а меня, еще не ушедшего из жизни, неудобно называть бывшим директором. Я  являюсь участником строительства и наладки работы электростанции, и мои связи с ней неразрывны.

  - Поздравьте энергетиков с наступающим праздником.

Я рад, что мне представлена возможность поздравить работников Рефтинской ГРЭС и ее ветеранов с наступающим профессиональным праздником – Днем энергетика. Думаю, что еще много, много лет в будущем  все люди будут отдавать должное уважение труду энергетиков, дающим тепло, свет и жизнь людям. Хочу пожелать современным молодым энергетикам высоко держать международный авторитет русских энергетиков, русских специалистов и русских инженеров.

   Счастья, успехов вам, новые энергетики!

Беседовала Ольга Овчинникова

Просмотров: 519 | Добавил: olya_korr | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Логин:
Пароль:

Погода
Рефтинский

Поиск



   Тевиком-Асбест
Copyright© 2011-2018 Все права зарегистрированы.
 Полное или частичное использование материалов сайта только с разрешения редакции.
Используются технологии uCoz