17.10.2018, 06:25




 
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | Вход | Выход

Меню

АРХИВ

Статистика

Главная » 2014 » Апрель » 2 » Что такое особый риск на самом деле
17:13
Что такое особый риск на самом деле

Подразделения особого риска - ветераны подразделений особого риска – понятия достаточно новые. Мало кто знает, что стоит за этими словами. Богатое воображение может рисовать крутых парней, штурмующих дворец Амина, освобождающих заложников, участвующих в проведении специальных операций. Так ли это? Кто же они на самом деле, ветераны подразделений особого риска?
К ним, прежде всего, относятся непосредственные участники испытаний ядерного оружия, войсковых и других учений с применением такого оружия, лица, участвовавшие в устранении радиационных аварий на атомных надводных и подводных кораблях и других военных объектах, а также сборщики ядерных зарядов. Разумеется, они не суперсолдаты, но по силе духа и готовности к самопожертвованию не уступают им. Они изменили политическое лицо страны, придали государству статус мировой ядерной державы.
  Продолжительное время, более 42 лет, они оставались вне поля зрения государства. Вернее, наоборот, государство уделяло пристальное внимание этим лицам: с них брали подписки о неразглашении государственной тайны, в документах по учету личного состава не производились никакие записи, подтверждающие их причастность к испытаниям атомного оружия, скрывались дозы полученной радиации – делалось все, чтобы люди забыли и нигде не вспоминали о своей прошлой деятельности. А вот созданное при их непосредственном участии ядерное оружие превратило страну в мировую ядерную державу!

После победы над фашисткой Германией руководство СССР понимало, что, покончив, с одним врагом у нас ещё имеются и другие. После сбрасывания американцами двух атомных бомб на Японию, руководители СССР понимали, что следующие сбрасывания таких бомб должно быть на нас, поэтому было принято решении в скорейшем изготовлении и испытании своей атомной бомбы.

В 1949 году в районе Семипалатинска был построен испытательный полигон. Ровно в 7.00 утра 29 августа на этом полигоне было подорвано первое советское ядерное устройство. План США, согласно которому на 70 городов СССР должны были сброшены атомные бомбы, был сорван из-за угрозы ответного удара. Событие, происшедшее на Семипалатинском полигоне, известило мир о создании в СССР ядерного оружия, что положило конец американскому монополизму на владение новым для человечества оружием. 

На службу в ряды Красной Армии нас везли целый пассажирский состав. Куда везли, никто нам не говорил. Нас никто не спрашивал, хотим мы здесь служить или нет, мы выполняли гражданский долг перед Родиной. Мы не думали, что это отразится на нашем здоровье. Да и молоды были, всё интересно.

Кто писал письма родителям в вагоне – писали, что проехали такие-то станции, а затем на остановках в окна просили прохожих опустить письма в почтовый ящик. Подъезжали к месту службы ночью с закрытыми окнами и нас предупредили, чтобы мы не выглядывали. Служить я попал в мотострелковый полк, т.е. в пехоту. Задача полка была – охрана полигона. 

Перед каждым испытанием мы производили подготовительные работы – выставляли окна, двери, убирали бьющуюся посуду и всё это скдадывали на пол для того, чтобы ударной волной не разбило.  Затем мы шли на ровное место, ложились так, чтобы ноги были в сторону взрыва, а голова должна быть немного ниже ног и сверху накрыта обеими руками.  В этом месте был установлен громкоговоритель, по которому объявлялось «до взрыва осталось 10 секунд, 9,8,7,6,5,4,3,2,1» и раздавался оглушительный атомный взрыв.

Некоторые сослуживцы готовились заранее – коптили стёкла для того, чтобы посмотреть на ядро вспышки, а у кого не было стекла смотрели так. После вспышки и ударной волны вверх на большую высоту поднималось облако, в виде гриба, состоящее из пыли. По мере продвижения «гриба» на большой высоте из него оседала на землю заражённая пыль. Двигался этот «гриб» иногда над нами или оставляя нас в стороне. После проведения взрыва мы всё восстанавливали (вставляли окна, двери и т.д.) и шли на пост по охране полигона.   

Для испытания на полигон была установлена техника (танки, самолёты, машины), животные и, конечно, подопытные кролики – солдаты, правда, солдаты находились не на опытном поле, а в непосредственной близости. Укрытий, бомбоубежищ не было.

 Полигон был обнесён колючей проволокой. По периметру расположены заставы (караульные помещения). На первом году службы мне приходилось охранять полигон на дальней заставе. Сначала пост у нас был в трёх километрах от заставы – шлагбаума – въезда на полигон.

Приходилось ночью одному в кромешной темноте (освещения там не было) идти три километра.  Потом решили сменить пост. Дали на заставу машину ГАЗ-69 и первым осваивать новый пост пришлось мне. Увезли меня за 25 километров от заставы в сторону центра полигона в степь, там не было ничего: ни строений, ни освещения. На посту я должен был простоять 4 часа, а простоял 8 часов – всю ночь. Меня не могли найти.

Я только любовался огнями машины в темноте (в степи на 50-100 км. всё видно). До сих пор не знаю, что я охранял в степи, да и инструктажа мне никто не делал об охране этого места. Видимо поставили, как подопытного кролика, чтобы узнать, как отразится на моём здоровье не одно десятилетие заражённая местность.

Мне сестра написала, что едет на съезд комсомола и просила встретиться в назначенном месте в Москве. Я рассказал об этом замполиту, а он мне посоветовал написать, что я за несколько тысяч километров от Москвы. Я ему ответил, что, во-первых, встреча назначена на сегодня, во-вторых, об этом нельзя писать.

В письмах нельзя было писать, где служишь и чем занимаешься. Один из моих сослуживцев, младший сержант, Александр написал в письме: «Сижу на бахче, кругом всё побелело». Письмо это вернулось в часть для проработки, как будто, в нём разглашается военная тайна.

Демобилизовался я после трехлетней службы с больными ногами. Особенно сильно больно было в коленях, когда садишься и встаёшь. Думал, до скончания своего века придётся, маяться. К врачу обращаться нельзя, потому что придётся объяснять историю болезни, а этого мне делать нельзя потому, что давал подписку, что никому не расскажу ничего о службе.

Артемьев Ю.Е., ветеран подразделений особого риска, участник испытания ядерного оружия 

Категория: Общество | Просмотров: 715 | Добавил: katrin_tevikom | Теги: ветеран, подразделения особого риска | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Логин:
Пароль:

Погода
Рефтинский

Поиск



   Тевиком-Асбест
Copyright© 2011-2018 Все права зарегистрированы.
 Полное или частичное использование материалов сайта только с разрешения редакции.
Используются технологии uCoz