13.12.2018, 18:32




 
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | Вход | Выход

Меню

АРХИВ

Статистика

Главная » 2014 » Март » 6 » Кладовая историй от Александра Копырина
14:08
Кладовая историй от Александра Копырина

Рассказы Александра Копырина стали появляться на страницах газеты «ТЕВИКОМ» в прошлом году. За это время его истории успели полюбиться рефтинцам. Например, рассказ «Хитники» настолько понравился читателям, что его попросили рассказать что-нибудь ещё про уральских искателей на Конференции родоведов и краеведов, которая прошла 15 февраля в ЦКиИ. Мы решили, что пришло время пригласить Александра в гости и попросить его рассказать о себе.

Читая его рассказы, не знаю как вы, но я представляла автора похожим на егеря Кузьмича из фильма «Особенности национальной охоты». В его словах также чувствуется окутанный любовью и романтикой образ природы, охоты и родной земли. Вот только внешне отличается – ни бороды, ни ушанки, ни ружья. Это он только по увлечениям охотник и краевед, а по профессии – маркшейдер. Хотя в первую очередь он, пожалуй, всё-таки рассказчик.

 

- Как вы пришли к теме хитников?

- Слухи-легенды об этом ходят разные. С давних пор, в Асбесте можно услышать разговоры, как кто-то нашёл хороший камень, а потом машину купил или квартиру. Но когда начинаешь расспрашивать, подтверждения не находится.  Разговоры бывают, а чтоб конкретный человек, или знакомый, нашел камень и разбогател – такого никто не рассказал. У меня в давние времена родственники работали с изумрудами, но тоже ничего не нажили на этом.

Один мой товарищ - умелец, золотые руки, о нем написано в моей книге, занимался и камнями, и поиском золота, сам гранил камни, за что не раз отвечал перед законом.  Не нажил каменных хоромов, не катался на «мерседесах» и сегодня его уже нет с нами, а ровесники его еще хоть куда. Один из моих братьев тоже пытался поработать с камнями, но умер от инфаркта, хотя на сердце вообще не жаловался.

- Мистика?

- Просто это тяжелый физический труд. Я видел, какие они ямы огромные выкапывают. За сколько, спрашиваю, выкопал. «Не знаю». Они и не замечают, роют и роют. Старожилы приводили пример, что до войны один любитель или старатель выкопал такую яму, что в нее лось упал и не мог выбраться. Представляете себе размеры разработки?

- Скажите, а наш, рефтинский, район насколько богат ископаемыми? Не чтоб карьер рыть, а так, чтобы камень пнул нечаянно – а там «клад»?

- В принципе такое возможно, только надо знать, где пинать. Мне всегда было интересно, как люди узнают, что надо рыть именно тут? Один из современных старателей, например, рассказал, что про место разработок ему дед ещё говорил. Он, дед, работал в том районе на покосе и узнал, где там был золотой прииск. Большинство копают именно там, где были прииски, это если про камни говорить. А если про золото… Любой житель нашего города, старшего поколения знал, что в любой нашей речке есть презренный металл. То, что на речке Шамейке золото мыли, не для кого не секрет, у многих там еще деды работали в довоенный период. Есть еще речка Каменка, по дороге в Екатеринбург. Если вы пройдете вдоль речки, то увидите, что старатели, в процессе работы, когда золото мыли, три раза русло этой речки меняли, то есть все перелопатили.

Наш район уникальный, ни о чем подобном пока услышать или прочитать не довелось. Где в мире еще есть что-то подобное как у нас: столько драгоценных камней (изумруды, александриты, фенакиты, хризобериллы…), редкоземельные металлы, молибден, граниты, мрамор, строительные материалы… Один дедушка рассказывал мне, что они добывали золото, а параллельно с ним – какой-то метал, названия он не помнит, черный, чешуйками. Говорит, дороже золота в 6 раз.  На сегодняшний день ответа так и нет, что за металл… В карьерах Баженовского месторождения, тоже порой находят минералы, неизвестные науке. 

Раньше в карьере, можно было увидеть, как в солнечный день, особенно после дождя, в некоторых местах камни так и искрятся. Видимо, экскаватор жилу ковшом зацепит – камни рассыпаются. Подобные находки бывали регулярно. Но меня это почему-то особо не интересовало, хотя многие мои коллеги просто «болели» коллекционированием. Сейчас, после выхода книги «Минералы Баженовского месторождения», «любителей камня» стало намного больше, а искрящейся горной породы - меньше. Но и сейчас находки, видимо, бывают.  Наблюдал, как машинист после смены демонстрировал товарищам завернутый в шерстяной носок пористый камень, на котором, как приклеенный, кристалл – размером, пожалуй, с колпачок ручки, чайного цвета.

Особо нужно сказать о книге «Минералы Баженовского месторождения».  Два энтузиаста, Елена Новгородова и Александр Лоскутов, на протяжении многих лет собирали образцы горных пород, материалы на эту тему и результатом их титанического труда, как по затраченному времени, так и по объему собранной информации, вышла прекрасная, богато иллюстрированная книга. Подобной книги на других предприятиях, занимающихся горными работами, намного раньше нас, нет. А ведь многим есть, о чем рассказать, а уж что показать наглядно...  

- Вы так вдохновленно рассказываете, что даже под ноги начинаешь смотреть внимательнее – вдруг повезет что-то найти, а сами говорите, что к камням равнодушны. Что же вас привлекает в этой теме?

- Чтобы собирать камни и коллекционировать их, нужно призвание. Меня интересует другое. Вот как люди, которых никто не просил, не заставлял, на одном вдохновении на протяжении многих лет по крупицам собирали материал и работали над созданием книги. Обратите внимание, книга сделана любителями, а не профессионалами. Сколько сил, средств и времени положено для того, что вышла такая замечательная книга, знают только они.  Елена Антоновна Новгородова и Александр Борисович Лоскутов жители города Асбеста, истинные любители камня, знатоки своего дела, наши уральские самородки. Мастера, с большой буквы, Мастера своего дела.

- А когда ваш интерес к собиранию историй перерос в желание писать?

- Со студенческой поры и в армии меня привлекали к работе над выпуском стенгазет: три листа форматом А1. Писал текст каллиграфическим почерком плакатными перьями, делал иллюстрации… На службе, я служил матросом на Камчатке и в Приморском крае, начал писать рассказы для местных газет. В 80-х годах, ходил на курсы рабкоров при газете «Асбестовский рабочий», параллельно писал рассказы и отправлял их во все газеты, в том числе и в «Асбестовский рабочий», но меня не печатали…

В одной Свердловской редакции мне сказали, что рукописи не принимают потому, что они написаны от руки, а требуется в машинописном варианте. Пришлось «достать» печатную машинку, хотя свободно они тогда не продавались, научится печатать. Только рукописи все равно не брали… Попробовал себя и в юмористических рассказах. Писал Задорнову, Евдокимову, Петросяну – во все юмористические передачи, которые на тот период были. Причем в некоторых выступлениях видел, что мои материалы в переработанном виде частично используются. После этого стал вести учёт – что и куда отправлено и что опубликовано из тех рассказов, что отправлено в издательства.

Один из первых моих рассказов опубликовали в журнале «Родина», прислали мне единственный экземпляр.  Конечно, дал почитать друзьям, на работе и знакомым, к сожалению, тот экземпляр не сохранил - «зачитали».  Потом, после перестройки, некоторые мои рассказы начали печатать. «Охотничьи просторы», «Чудеса и приключения», «Крокодил», «Знамя Сибири», «Нева», «Искатель», «Уральский рабочий», «Областная газета» (В табличке изданий, где были опубликованы рассказы Александра, десятки названий, - прим. авт.).    

- Как вы начали писать про охоту?

- У меня дед и все родственники по мужской линии – охотники. Я ещё школьником был, а уже умел обращаться с охотничьим ружьем. Занятных и необычных историй на охоте случается очень много, охотничьи журналы их охотно печатают.

- А как вы относитесь к дискуссиям о жестокости охоты?

- Эта тема дискутировалась с начала ХIХ века. В Европе модно быть вегетарианцами, не носить шубы из натурального меха. Только во всем мире охота существует. В свое время на страницах изданий (сейчас это, наверное, есть где-нибудь в интернете) была приведена статистика: от «культурной» деятельности человека гибнет около 80% представителей животного мира, охотники изымают только 6%. Под Киевом в восьмидесятые годы советского периода, закрыли охоту на зайцев, так как их популяция сократилась. А через пять лет зайцы вымерли почти полностью. От высокой плотности заселения вспыхнула эпидемия и восстанавливать поголовье пришлось на протяжении более десятка лет.  У охотника в лесу только одно преимущество оружие.  Зверь или птица в лесу, у себя дома. Они и местность лучше знают, слышат лучше и чутьё сильнее, и передвигаться они могут совсем бесшумно.

У нас был случай. Ходили на север нашего района, там в лесных массивах были небольшие поля. В свое время в этом районе Ельцин охотился на медведя. Мы три года за этим медведем гонялись, не то что подстрелить – увидеть его не могли.  А он нас видел, видимо, неоднократно. В очередной раз стоим на номерах, а зверя нет.  

Боковым зрением увидел движение. Повернул голову – а за моим товарищем-охотником,  метрах в десяти, спокойно проходит медведь. Я ему машу, мол, смотри за спиной. Он оглянулся – не заметил. Секунд 20 и всё, медведя нет, как и не было.  Когда подошли друг к другу говорю: медведь сзади тебя был, а тот не верит. Пошли следы смотреть, точно, след медвежий.  А охотник его даже не слышал …

Охотники не только стрелять умеют. Многие охотники в лесу имеют свои кормушки и подкормочные площадки. Это делается для того, чтобы помочь диким животным пережить суровые и многоснежные зимы. Биотехнические мероприятия проводятся в обязательном порядке обществом охотников, но есть и энтузиасты, которые делают кормушки и солонцы самостоятельно. У нас так же, на протяжении многих лет, своя плантация в лесу, соль завозим регулярно, в качестве подкормки посадили топинамбур, до этого подсолнечник садили, овес сеяли. Ежегодно выкашиваем заброшенный покос, что бы осенью птица могла выйти на отаву. Такие площадки есть у многих охотников…

- Три направления вашей деятельности мы уже узнали: собирание историй, склонность к литературе, охота. Чем еще занимаетесь? Может быть спортом?

- Сейчас для меня спорт – хождение по лесам. Это, по-моему, самый лучший спорт. Летом пешком, зимой на лыжах. Хожу порядка 15-20 километров за световой день. Занимаюсь изготовлением сувениров и мебели, увлекаюсь фотографией, резьбой по дереву, работой с масляными красками и…нужно время, что бы все вспомнить.

Есть идея попробовать снять фильмы об удаленных углах нашего района и соседних. Большинство жителей нашего города наверно никогда не бывали на Белом озере, на Травяном. Не видели верховьев наших рек, да просто прекрасные картины нашей природы, полузаброшенные старинные дороги. Все это можно заснять и рассказать интересно и познавательно. Есть еще темы кладов, изумрудокопательства, золотоискательства. Материала много, планов и проектов тоже хоть отбавляй, еще бы времени побольше и постараемся что-нибудь сделать.

Записала Екатерина Тырышкина

Фото Андрея Обоскалова

 

Родился в 1956 году в Свердловске, с 1957 года проживает в Асбесте. Окончив горный техникум, пришел работать помощником машиниста экскаватора в горный цех Южного рудоуправления комбината «Ураласбест». После службы в Военно-морском флоте вернулся в родной город. Работал в комбинате «Ураласбест» взрывником, потом маркшейдером, сейчас - заместитель главного маркшейдера рудоуправления комбината. Работал и в трех рефтинских карьерах, с 1983 по 2005 годы.  

Категория: Общество | Просмотров: 933 | Добавил: katrin_tevikom | Теги: интервью, Александр Копырин | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Логин:
Пароль:

Погода
Рефтинский

Поиск



   Тевиком-Асбест
Copyright© 2011-2018 Все права зарегистрированы.
 Полное или частичное использование материалов сайта только с разрешения редакции.
Используются технологии uCoz