28.02.2020, 14:43




 
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | Вход | Выход

Меню

АРХИВ

Статистика

Главная » 2014 » Май » 29 » С деревни девчонка я была…
10:13
С деревни девчонка я была…

Мария Шиленко – ветеран Великой Отечественной Войны. Именно ветеран, а не труженик тыла. Сейчас она стоит на пороге своего девяностолетия, а, значит, к началу войны Марии было всего семнадцать лет.

Разговор наш начинает сама Мария Фёдоровна. Ветеран удивляется своему долголетию: семьдесят лет «с палочкой» после обморожения на фронте и много семейных потерь, но несломленный человеческий дух. Неожиданно она произносит: «Говорят, по писанию, что Господь наказывает на этом свете – продляет жизнь, чтоб человек мучился. Не знаю, за что мне такая мука». Время удивиться мне, ведь многие мечтают о долгой жизни. Про эту долгую жизнь и пойдет разговор.

- Где Вы родились, Мария Фёдоровна?

- В Курской области, в Белгороде. Это как раз там, где страшные бои шли. С деревни я девчонка была, училась отлично. Самая младшая в семье была. В 41-ом уже на войне была.

- На войне – это где?

- Да как сказать – везде. Начала в Москве – окончила в Китае.

- Где? В Китае?

- Когда война с Японией началась, нас послали туда. Мы месяц ехали туда, тогда одноколейка была на Дальний Восток. И мы приехали в Благовещенск, там мост один был через Амур, в Китай-то ехать. Мы приехали, а там, боже мой, столько танков и пехоты – всех согнали туда, а мост-то один. И вот очередь ждем, чтобы переправиться. Пока ждали – война с Японией кончилась.

- А, кем Вы были на войне?

- Я была командиром отделения связи, у меня там было семнадцать девочек. Я же после школы училась два года в Москве в речном училище на штурмана. Зимой учились, а летом плавали на практике. Когда война началась, мы стали эвакуировать Москву на пароходах. Война началась 22 июня, мы были как раз в Химках в Москве были, начали детей из Москвы вывозить. Когда забрали нас в армию, мы были месяц в карантине и приехали нас отбирать по частям. Меня в управление дивизиона взяли, я там с начала и до конца пробыла. Такие страшные бои были, а я держала связь с полком, а у нас в дивизионе пять батарей. Вот сидит пять телефонисток, а я против них сижу. Там же самолеты летают, и полк мне передает: «Пятнадцатый, открыть огонь!», я говорю «Пятнадцатый открыл огонь», надо потом все это записать, когда открыл и закрыл. Как я управлялась – не знаю. Мне быстро старшего сержанта присвоили. В бою часто звучал сигнал тревоги, мы бежать, а меня хватают и сажают за стул вести бой.

На этом моменте Мария Шиленко достаёт несколько черно-белых фотографий военных лет. Остальные, говорит, разобрали дети и внуки в школьные музеи.

- Почему решили учиться по такой необычной для девушки профессии?

- У меня сестра там жила, муж у неё инженер в пароходстве был. Помню вот о нём немного, умерли рано. У него 1 мая был парад (в 1946 году в Москве), а один теплоход не был готов к сдаче в эксплуатацию, комиссия пришла, проверяют в белых перчатках чистоту теплохода. Его не приняли, велели переделать, он дал задание ребятам, а потом полез проверять. Неожиданно у него заболела голова, прибежал домой к моей сестре и попросил вызвать скорую. Увезли в больницу, а на утро пришли к нему жена с ребенком. Заглядывают в окно – кровать заправленная, а ей и объяснили, что он умер от кровоизлияния. Она вышла на улицу, а больница стоит в роще, и пропала. Наши на третий день только, она лежала на улице – крупозное воспаление легкого. В итоге она умерла 1 августа. А мальчишка жив-здоров, вот только сиротой остался.

- Что стало с Вашим племянником потом?

- У меня брат еще был на фронте тогда, а мама в Белгороде. Немцев прогнали, вот мама и вернулась. Жили в землянках – ничего не было, в Прохоровке. Брат пришел с войны и поехал за мальчиком, а он уже тогда жил с тёткой. У тётки мужа убили на войне и детей не было, она и не отдала. Уговорила оставить у себя мальчонку. Он вырос, выучился в университете, стал инженером-проектировщиком – строил Дворец Съездов.

Когда я задала вопрос о том, как Мария Фёдоровна оказалась в нашем посёлке, я и представить себе не могла, какую романтическую историю военных лет услышу.

- Я на войне знакома была с командиром батареи, старшим лейтенантом Шиленко. Мы виделись, когда было совещание офицеров. Между боёв раза два мы на завод выезжали с концертом, нас трое было – магдалина, балалайка и я на гитаре. Видимо, он влюбился в меня. Чувствовали мы, что конец войны, но, когда нас стали грузить, мы не знали, куда попадём. Они поехали на запад, мы – на восток. Так и рассталась со своим старшим лейтенантом. А когда война кончилась, я вернулась в Москву. Раз мама была в Прохоровке, я очень просилась в военкомате, чтобы пропуск из Москвы дали. В итоге дали на 20 дней. Мы несколько суток просидели в ожидании билетов, только на шестые сутки сели в товарный вагон. С Москвы до Прохоровки ехали четверо суток: поезд едет, потом останавливается в тупике и ждет, пока пройдет пассажирский поезд. Я приехала уже на девятые сутки, а там ехать всего двенадцать часов. Пока была – у меня пропуск кончился, в Москву путь был закрыт. Когда мой Шиленко начал писать сестре в Москву – ему сообщили, что она умерла, он начал писать моей матери. Она сообщила, что я у неё. Мой старший лейтенант приехал, как только смог. Он сам с Урала, с Оренбурга. Просил поехать с ним, но мама меня не пустила. Тогда он уехал, чтобы повидаться с родными. Через время племянница его написала оттуда письмо: «Тётя Маруся, приезжайте, дядя сильно болен». Я маму уговорила, чтобы съездить и проститься. Достали билет, и я приехала, а он жив-здоров встретил меня. Так я осталась в Оренбурге, прожили одиннадцать лет. Затем по партийным билетам перевели в Кировград, там мы тоже прожили одиннадцать лет. Там и Рефтинская открылась – его сюда перевели начальником общепита, а я работала тридцать лет в торговле.

Ольга Овчинникова

Фото автора

От редакции

Накануне Дня Победы у ветерана войны Марии Шиленко случилась неприятность – её затопила соседка сверху. Как рассказала сама Мария Фёдоровна, в 23 часа на неё с потолка стала капать вода, а в коридоре уже образовался приличный слой воды. Так как она самостоятельно передвигается с трудом и не выходит из дома несколько лет, дойти даже до двери – тяжёлое испытание. Спасла ситуацию приехавшая на помощь дочь ветерана. Однако разрешившийся в этот раз конфликт – всего лишь малая доля того, что приходится терпеть пожилой женщине от нерадивой молодой соседки в доме номер 25 по улице Молодёжной. Потоп происходит второй раз, кроме того, шумные компании и пьянство по ночам в квартире у этой девушки – обычное дело. После «наводнения» ветерану пришлось вызвать скорую помощь – у неё произошёл приступ, стало скакать давление. По словам Марии Шиленко, к ним приезжала полиция, но помочь ветерану – некому: у нерадивой соседки имеется ребёнок и совершенно не имеется работы, она живет в своё удовольствие и все претензии игнорирует. В День Победы больно слышать о судьбах таких ветеранов: прошедшая все войну под пулями, женщина стала бояться собственных соседей. Со слезами на глазах она спрашивает меня: «За что же я воевала тогда?»

Выражаем надежду, что на проблемы ветеранов соответствующие службы будут обращать внимание не только в праздник Победы, но и круглый год. К слову, ветеранов войны в нашем поселке осталось всего семнадцать человек.

Категория: Общество | Просмотров: 788 | Добавил: katrin_tevikom | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа
Логин:
Пароль:

Погода
Рефтинский

Поиск



   Тевиком-Асбест
Copyright© 2011-2018 Все права зарегистрированы.
 Полное или частичное использование материалов сайта только с разрешения редакции.
Используются технологии uCoz